Показаны сообщения с ярлыком Стихи о березах. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Стихи о березах. Показать все сообщения

Стихи о березах.

Ида ВЕКШЕГОНОВА


ЖЕЛЕЗНАЯ БЕРЕЗА

На Камчатке, на голой горе,
где, лютуя, гудит ураган,
есть береза...
На жесткой коре
много шрамов глубоких и ран.
Корни корчились в трещинах скал.
Листья — будто резец высекал.
Обожженная пеплом, в пыли,
вся сгибалась в дугу, до земли.
Солнце сеялось, ветры лились.
Кто-то плыл мимо, ехал и шел...
И вознесся над пропастью ствол,
и двужильные ветви сплелись.






Ирина СНЕГОВА



* * *

Березы — это женщины,
поверь,
Погасшие давно, в чужом столетье,
И в наше запрокинувшие ветви,
И с нами речь ведущие теперь.
Березы — это женщины,
толпой
Застывшие — в отраде иль обиде? —
Да сбудется...
Вернитесь...
Не губите!..
И —скупо радость цедится судьбой.
И — вдосталь слез. Несчитанно.
Легли
Им на плечи и слава, и бесславье —
Офелии, Далилы, Ярославны.
Узнали бы себя, если б могли...
Небыстрые, негромкие.
Их зов
Застыл, простыл.
Губили их веками —
Хвала худая, и топор, и пламя,
Но свет их жил, спасал во тьме лесов.
Березы — это женщины.
Взгляни,
Как вознесло их с первым майским
дымом...
Они не здесь — в своем,
невосполнимом,
Но нашу встречу празднуют они.
Как празднуют!
Торжественно внемли,
Мой дорогой, их голосу, веленью...
Да будет с нами их благословенье!
Березы — это женщины земли.






Яков УХСАЙ



РАЗГОВОР С БЕЛОЙ БЕРЕЗОЙ

Ты родилась шуметь над полем,
Одна из равных средь берез,
А я однажды взял топорик
И злой удар тебе нанес.

В каком-то смутном отрешенье
Я ранил,гордая,тебя.
И не просил за то прощенья,
Прозрачный сок твой пригубя.

 Затем я, утоляя жажду,
Вернее, голод, долго пил.
Так поступал я не однажды,
Хотя душой тебя любил.

Тогда не слишком понимала
Всю суть вещей душа моя.
В жестокий век рожала мама
На белый свет таких, как я.

И под глазами полукружья
Темнели сумрачней беды.
Избы закуренной удушье
И горький хлеб из лебеды.

И горький дым. И горький пепел.
Сухая горечь детских слез.
Ни дня, поверь, я сытым не был,
А как-то жил и как-то рос.

Я из избы бежал украдкой
В поля, с топориком, к тебе.
Ты лишь одна была мне сладкой
В той горькой, в черной той судьбе.

Горело небо, пухли десны.
Смещались мглистые черты.
Моим спасеньем были весны.
Была моим спасеньем
Ты.

Ты серьги легкие кружила,
Лебедушка, в моем краю.
И жизнь твоя текла по жилам,
Спасая этим жизнь мою.

И ныне хлебом не единым
Жив я, обычный человек,
Вошел твой цвет в мои седины,
Как сок твой в кровь мою — навек

И в городском веселом гаме
Береза у меня гостит:
Береза спит перед глазами,
В глазах береза шелестит.

Я весь пронзен твоим сияньем
И запахом твоей земли.
Сквозь все пути и расставанья
Меж нами нити пролегли.

И чтоб с тобой соединиться,
Навек судьбу с тобой связать,
Теперь обязан я страницы
Зеленой книги написать.

...Уже зарубцевалась рана,
Что мной была нанесена.
А ты, посмотришь утром рано,
Совсем одна стоишь, одна.

А сколько было в белых платьях,
В сорочках белых,
Сколько их
Вокруг тебя, сестер и братьев,

Кудрявых,
Звонких,
Золотых!

Как плыли в небо голубое,
Как хоровод вели они!
Вокруг тебя и в ряд с тобою —
Седые пни. Глухие пни.

Да, земляки их порубили.
Такие были вот дела.
Но ты не думай — не любили,
Но ты не думай, что со зла.

Не ради зла, не для утехи.
Утеха—
Бог не приведи!
Тут было людям не до смеха.
Ты их сурово не суди.








АЛЕКСАНДР РЕШЕТОВ



РОЩА

Соловьиной песнею манила,
Молодой и мертвою листвой.
Думы сокровенные будила,
Как сестра, беседуя со мной.
По годам она — я знаю — старше,
Что ей наши краткие года?
Я умру, а роща будет так же
С каждою весною молода.
Пусть топор березу не ударит.
Тронь ее ладонью и щекой,
И душе мятущейся подарит
Роща величавый свой покой.
С животворным,
С этим свежим светом
Возвращаясь к людям и делам,
Я листал железо,
Был поэтом,
Другом был друзьям,
Врагом — врагам.
По земле горящей шел солдатом,
Сам, как головня, чернел в тоске.
Мог отбедовать, в чужбину вмятым,
От пределов отчих вдалеке.
И в Сахаре мертвые не ропщут.
Но и там я верил бы живой,
Что тебе, березовая роща,
Ликовать и плакать надо мной.

1960










Михаил Сысойков




КАРЕЛЬСКАЯ ВЕРЕЗА

У Черной дамбы, где шуршит осока,
Среди зыбучих северных болот,
Вздымая крону над водой высоко,
Береза одинокая растет.
Ее полярный ветер обжигает,
Вода упорно точит корни ей,
Туман колючий ночью одевает
Продрогшую от стужи до костей...
Но чем страшней немилости природы —
Тем крепче ствол,
Плотней ветвей шатер;
Знать, потому и ценится в народе
Ее ствола извилистый узор.
Стоит береза в северной низине,
Горит костром зеленым на ветру
И согревает сердце мне поныне,—
Мне любо с ней встречаться поутру.
В лучах зари туманно-золотистой
Она приветно шелестит листвой.
Я у нее учусь в краю лесистом,
Снося невзгоды,
Быть щедрей душой!

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Яндекс.Метрика