Показаны сообщения с ярлыком Стихи о воде. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Стихи о воде. Показать все сообщения

Стихи о воде.

 Сохраб Сепехри




 НЕ БУДЕМ ВОДУ МУТИТЬ

Не будем воду мутить:
быть может, горлица ею прополощет горло,
быть может, щегленок в далеком лесу вымоет крылья,
в селении наполнят кувшины.
Не будем воду мутить:
быть может, она устремилась к подножью тополя
и там смывает печали с чьего-то сердца;
дервиш, быть может, в нее опускает сухарь;
на берег садится красивая женщина.
Не будем воду мутить,
и прекрасное лицо станет еще прекрасней!
Как сладко напиться воды!
Как дивно прозрачна река!
Как честен народ Верхоречья!
Да будет родник кипящим,
а вымя коров переполненным!
Я не был в самом Верхоречье
и все же уверен: там возле каждой изгороди ступал бог,
там пространства слова омываются светом луны.
Уверен, что в этом селении низкие стены,
и люди там знают, что такое — тюльпан.
Уверен: вода там — вода.
И если бутон раскрывается — жители знают об этом.
Должно быть такое село!
Да будет исполнена музыки улица между садами!
Они, верхореченцы, поняли реку,
они не попортили воду—и мы:
не будем воду мутить!






АЛЕКСАНДР СТОВБА



Вода ручьев. Она перед тобой —
То возле ног журчит, то в отдаленье.
В пустыне путник, отгоняя зной,
Ее увидев, станет на колени.
Вода немногословного ручья
С души усталость снимет и тревоги.
Вот снова фляга поднята твоя —
И не страшны суровые дороги.





ЛЕОНИД ЗАМЯТНИН



* * *

Шуршанье вкрадчивое льда,
Припаянного к берегу.
Какая черная вода!
Какие горы белые!
И сакли горцев вдалеке
Под черным склоном светятся.
Деревьям хочется к реке
Ветвями с кручи свеситься.
Их манит магия воды
Гортанная, звучащая.
Луною бредят ледники.
Олени бродят чащею.
Творится странное со мной,
Когда скрипучей сушею
Брожу ночами под луной
И эту воду слушаю.





ВЛАДИМИР КУЛАГИН



ВЕШНЯЯ ВОДА


В логу меж древних сосен,
Бурлива и седа,
Мой новый год
Уносит
Весенняя вода.
Не за горами
Старость,
И сам я полусед.
И сколько их
Осталось,
В моем запасе
Лет?
Как время пролетело.
Навек укрылось
Где?
А им какое дело,
И соснам,
И воде.






ЮВАН ШЕСТАЛОВ


Вода с Урала пахнет хрусталем,
Звенит прозрачно, весело играя...
Свой дух таит
Болотный водоем,
А чистая водица дождевая,
Что радостно струится надо мной,
Имеет вкус,
Ей ведомый одной...
Природы вкус
Высок и безупречен...
Лесам и зверю сокращая век,
Ты что ж с природой
Так нечеловечен —
Ее венец и гордость, человек?
Как редко, робко,
Лености в угоду,
Ты защищаешь мать свою —
Природу!

Перевод с мансийского
С. Ботвинника







Владимир Шалыт





ЧИСТАЯ ВОДА В ПРОЗРАЧНОМ СТАКАНЕ

Смотрю со дна в прозрачном мире тайн,
И ни одна мне не видна разгадка,
Нет сущности, кругом один дизайн
Кристальных волн чистейшего порядка.
Дистиллировка — сказка ни о чем —
Пустая пытка бледноватым светом,
Так гибнет вспышка, уходя лучом,
И музыка, убитая квартетом.
Так к Грозному пришел Гарабурда,
И царь был слеп наедине с бедою.
И нам темно бывает иногда
В прозрачной банке с чистою водою.








Сергей Викулов



ПАМЯТЬ О ВОДЕ

Г. Н. Троепольскому

Бывает: жизнь покажется нам вдруг
дотла сгоревшей в пепельнице спичкой.
Ложь торжествует. Предал лучший друг.
Душою овладело безразличье.
Никто не мил. Все валится из рук.
Мы созерцаем, лежа на спине,
свою, постылой ставшую, квартиру,
и небо равнодушное в окне...
Лежим безмолвны, безучастны к миру,
лежим, как камень в темной глубине.
И, робкая, в нахлынувшей беде,
неуловима, как стихотворенье
забытое («Когда читал? И где»?),
как первый свет над сонною деревней,
в нас вдруг восходит память о воде.
Она полна подробностей: леса,
туман, камыш, лодчонка у причала...
Чуть дальше — каменистая коса...
И всплески рыб... И снова все сначала:
туман... камыш... и чаек голоса. 
Сползает с сердца тяжкая плита:
оно доступно вновь любви и вере
и рвется в те заветные места,
где плещется вода о низкий берег,
как стеклышко промытое, чиста.
И пусть мороз лютует за стеной —
лелеем мы в душе мечту простую:
поймать,
с родною свидясь стороной,
уверенности рыбку золотую
и приобщиться к радости земной.
И вот мы у воды. Дымит костер.
Кипит уха над ним. А недалече
чета березок тоненьких лепечет...
И, взяв за плечи, нашу душу лечит
сверкающего озера простор.
И синь в глазах, и блики... О вода!
О ты, земли живительное чудо!
Кто первым в старину пришел сюда,
сил не нашел уже уйти отсюда —
заворожен, остался навсегда!
Он здесь стоял. И час, и два подряд.
Стоял один. Костер дымился рядом...
Здесь жил и умер... Пусть века летят —
но чувствуем мы нашим долгим взглядом
над озером его прощальный взгляд.
Что в нем? Восторг. И радость. И покой.
Благодаренье. Умиротворенье.
И то, чего не выразить строкой...
И перед Красотою преклоненье —
простой, но величавою такой.
Нам чудится прищур славянских глаз,
а в них тоска... тоска от неуменья
поведать нам, потомкам, сколько раз
вода ему давала исцеленье,
как исцелила в это утро нас.

1976





БАЛЛАДА О ВОДЕ

Мы слишком равнодушно иногда
глядим, как льется, плещется вода.
Не потому ли, что вода — река
и озеро. И даже облака!
И мы сполна лишь в черный час беды
осознаем величие воды.
Вода... Вы только вдумайтесь: во-да...
Она поит ноля. Несет суда.
По трубам, не подвластная годам,
струится — прямо в горло городам!
Она — во всем. Она — трава и лес...
И ваш бокал наполненный не б е з...
Не без нее!
Но этот факт едва ль
в вас возбудит унынье и печаль.
Вода... Она, как глина, тяжела.
А смотришь — льется, вьется, весела.
Мягка. Но ни отрезать, ни согнуть
нельзя. Ее лишь можно зачерпнуть.
И с берега, заросшего травой,
в нее вонзиться можно головой,
увидеть в бликах света речки дно...
И то, что - пережить нам не дано —
вдруг ощутить его вот тут,
в воде, где отраженьем птиц живут
стремительные рыбы... Ах, вода!
Как счастливы бываем мы тогда!
Летим —
она меж пальцами течет
И — шлеп да шлеп — колотится в плечо.
Летим —
и ощущаем на лету
в тот миг не глубину,
а высоту!
Летим, не пряча в радости лица:
вода чиста но замыслу творца!
Да что — чиста?! Порой она вполне
прозрачна!
На изрядной глубине
в иной речушке, если нет волны,
все камушки на донышке видны!
Такая первородная, как раз
нам и люба вода, и манит нас.
И жаль того нам, у кого пока
любимой нет реки. Иль озерка.
Иль омуточка... Словом, бережка,
к которому душа б издалека
рвалась...
Тогда, как будто молодой,
бежишь ты на свидание с водой!
С твоей водой. С заветным озерком,
к которому еще ты босиком
мальчишкой бегал. С удочкой в руке...
И вдруг блеснет оно невдалеке
меж старых сосен...
— Здравствуй, озерко
ты крикнешь и сбежишь к нему легко.
И руку, озоруя, с бережка
ему протянешь: — Вот моя рука!
Потом лодчонку в гуще камыша
найдешь и сядешь в весла не спеша.
И выгребешь на плесо: широка
перед тобой вода и глубока!
На дне ее не россыпь камешков,
а горы белоснежных облаков.
И смотришь ты, как пробка поплавка
все в облака ныряет, в облака!
И ты из этих самых облаков
таскаешь то плотвиц, то окуньков.
И очень веселит тебя игра
на дне ведра
живого .серебра.
И счастлив ты...
Но нет страшней беды:
прийти — и не узнать своей воды,
своей реки... Черна в реке трава:
река — не та, вода в реке — мертва.
На цвет она покойницки бела
(а синей от рождения была!).
На вкус — никто не скажет какова:
вода мертва. (Ужасные слова!)
Да не казнит вас встречею такой
судьба
с водой своей,
своей рекой!




Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Яндекс.Метрика