Показаны сообщения с ярлыком Стихи о доме. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Стихи о доме. Показать все сообщения

Стихи о доме.

ВСЕВОЛОД ЛЕССИГ


  Одно из маленьких стекол на веранде было разбито, и ключ от дома доставали, просунув руку в это окошечко. Дом был без печки, с дощатыми стенами, обитыми изнутри регипсом. Весь он вздыхал, кряхтел, шумел. Двери и половицы в нем отчаянно скрипели, от легкого шага на веранде дребезжали стекла. Но у него был неповторимый запах, и этот запах потом передался вещам и книгам.

СТИХИ О ДОМЕ


Я старый дом, и что мне берега!
Ко мне — следы, и я их средоточье.
Но впору мне удариться в бега
В исходе этой раскаленной ночи.
Оглохнуть, но не слышать светлый бред
Моих друзей. Одни во всей вселенной!
Как будто сорван лишь сейчас ранет,
Тот райский плод запретный, вожделенный.
Слабей мерцанье утренней звезды.
Пятно зари легло в сосновой кроне.
Как строит он, как рушит он мосты —
Горячий ток почти звучащей крови!
Над горизонтом выкатился шар,
Весь огненный. И луч коснулся крыши.
Скорей к воде, скорей! Сейчас пожар
Начнется. Мы горим! Никто не слышит.






Владимир Головяшпин



* * *

Мне опять захотелось домой —
Светлой радостью встреч озариться
И в лесу,
Убеленном зимой,
Меж берез в синеве раствориться.
Мне опять захотелось домой —
В тихий дом под заснеженной крышей,
Чтоб от радостной мамы услышать
Неподдельное:
«Милый ты мой...»
Там в беседе родни у стола
Укоризна не сводится к брани,
Не лишает ума похвала,
Утешения слово не ранит.
Ведь недаром
Дорогой прямой,
Безразлично —
Зимой или летом, —
Если трудно,
Мы едем домой
За поддержкою и за советом.
Дом родной —
Он не даст нам упасть,
Он вернет нашу силу и смелость.
Но сейчас...
И беда не стряслась,
А домой
Все равно захотелось.










ЮВАН ШЕСТАЛОВ



СТАРЫЙ ДОМ

По земле отцов священной,
белоснежной, белопенной,
настом времени, упрямо
шел я, в думы погружен...
От нее — куда мне деться:
тут угасли ласки мамы,
тут отца умолкло сердце,
мир земной покинул он.
Тут стонал, тянул он руки —
чтоб его простили духи
за былое ликованье,
за покинутый очаг;
раньше был он весел, молод,
а потом узнал страданье,
нам оставил голод, холод,
первый иней, первый мрак...
В думах плыл я, словно лодка,
морем жизни — быстро, ходко...
Средь домов, ушедших в землю,
словно старые стога,
я, проделав путь тяжелый,
прошлым дням и сердцу внемля,
все искал живой, веселый
свет родного очага.
Дом мой, жизни первый опыт —
где он? Продан? Съеден? Пропит?
Может, он на новом месте?
Может, стерт с лица земли?
Он не мал — но не хоромы...
Вот стоит он, честь по чести,
лишь сменилось место дома —
так и есть, перенесли!
Он стоит среди деревни —•
и не новый, и не древний,
и не выше, и не ниже
всех домов с моих равнин..,
Дом тепла и доброй ласки —
подхожу к нему поближе,
узнаю его по сказке —
той, что знает он один!
Здравствуй, дом мой, светлый, чистый,
долгожданный мой, смолистый,
хоть немного и замшелый —
но родной навеки дом...
Здесь я солнцу улыбался,
лепетал, как лебедь белый,
чайкой здесь расхохотался,
закурлыкал журавлем.
Глухарем на кедр священный
мог усесться я мгновенно,
птицы жизни тут летели,
словно солнце и луна...
Разве может позабыться
рыбака-отца веселье?
Мать-охотница мне снится —
пел я песни, как она...
Что ж я замер — отчужденным
дом мне кажется, казенным...
Иль я сам — чужой? Казенный —
в милой сердцу стороне?
Что вокруг —зима ли, лето?
Вдруг я слышу удивленно —
раздается голос где-то,
стены что-то шепчут мне!
Узнаю я голос дома:
так трещит очаг знакомо!
Вижу вновь лягушек пляску,
лебединых посвист крыл,
слышу плеск веселой рыбы,
дорогого детства сказку, —
здравствуй, старый дом, спасибо,
что меня ты не забыл!







Валентин Сидоров


* * *

Порой не задумавшись даже
Над смыслом мелькающих дней,
Меняем дома и пейзажи
И близких меняем друзей.
Боюсь, что в стальной круговерти,
С которой сдружились давно,
До самой, наверное, смерти
Нам что-то менять суждено
Но есть в стороне сокровенной,
Но есть на пригорке крутом
Окутанный дымкой Вселенной
Не тронутый временем дом.
У каждого свой. Постоянный.
Дыханьем листвы осенен.
Как правило, он—деревянный,
С печным отоплением он.
Безмолвно пылают зарницы
На стыках невидимых рек.
Он может во .мгле раствориться,
В пространстве растаять навек.
Но что б ни случилось, однако,
И небо, и землю сместив,
Порядок вещей одинаков:
Пока я не умер — он жив.
Он жив.
И дорогой покатой,
Пригнувшись у двери сперва,
Я в эту незримую хату
Войду и не раз, и не два.
И так же, как некогда, будет
Земля уходить из-под ног,
И мертвые дали разбудит
Протяжное слово: «Сынок!»





ВЛАДИМИР ДРОЗДОВ


ДОМ


Где щегол средь кустов или звезд
горлопанил и радовал слух —
двор сиренью безумной зарос
под слезящимся взором старух.
Где засыпан песком водоем,
метров сто от него по прямой,—
зарастает забвением дом,
как лицо мое — черной травой.



* * *

Размер усадьбы ветер измерял,
руками дачу трогали кусты.
Как будто разгружался самосвал —
обрушивался ливень на сады.

Среди чердачных брошенных вещей
гремел сквозняк то цепью, то ковшом.
И сторож в прорезиненном плаще
на дом взирал, откинув капюшон.

Железный лист звенел внутри двора,
над крышей громыхали голоса —
как если бы явились мастера
держать рубанок, двигать небеса.

Казалось, дождь на даче нежилой
был духом созидания объят,
где без домкрата поднят над землей
тяжеловесный яблоневый сад...






ВИКТОРИЯ РАБОТНОВА



* * *

Здесь живет ожидание. Мой неудавшийся дом
Ждет в четыре стены и хозяйкой меня не считает.
Ожидание курит, меня наблюдает потом.
Пьет коричневый чай или делает вид, что читает.
Будто пишет роман, будто хочет закончить главу,
Поглядит от порога: довольно ли были и боли...
Я живу, но не здесь, или вовсе нигде не живу,
Здесь хозяйкой — свобода, когда уже нечего боле.
Значит, снова — назад? Значит, снова увидеть людей?
Значит, снова вернуться, и снова начнется такое?
И Лебяжья канавка черна, словно пух лебедей,
И мягка, словно пух, для пришедших сюда за покоем...



СВЕТЛАНА МОЛЕВА


ДОМ


Из года в год все неспокойней мне.
Я думаю о доме, тишине...
О матери... о красных георгинах.
И так мне снится дедова рябина,
Что даже горечь чувствую во сне.
Я просыпаюсь, зажигаю свет.
«Гам хорошо, где нас с тобою нет»,—
Твержу себе, ничуть не утешаясь.
И до утра по комнате слоняюсь...
Уеду я. Уеду я потом...
А этот дом?
Да, как же этот дом,
Где лифт грохочет и непрочны двери,
Где с осени заделываем щели
В заботах о друзьях, друзьях друзей,
Которые приходят, прилетают
Откуда-то,
случайно приезжают,
В трамваях промерзая до костей...
Так думая ночами о своем,
Я дочь учу, что город — тоже дом,
Заботливыми созданный руками,
И оттого Фонтанка хороша,
Что в каждый камень вложена душа,
А без нее — он просто серый камень.
Дочь тянется, как тоненький росток.
Вздохнув, поглажу изредка висок:
В моей науке столько беспорядка!
К тому ж еще она — акселератка.
Ну а сказать и проще, и верней:
Не успевает «Детский мир» за ней.
И детства мир порой не успевает —
Так все дается быстро и легко.
Я ей твержу про маятник Фуко,
А дочь моя давным-давно уж знает,
Что вертится вокруг оси Земля...
И постепенно подмечаю я,
Что ей куста поломанного жалко,
Газона ей истоптанного жалко,
И в этом вся — до клетки — горожан
Да, горожанка — девочка моя.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Яндекс.Метрика