Показаны сообщения с ярлыком Стихи о музее. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Стихи о музее. Показать все сообщения

Стихи о музее.

Владимир Бейлькин


В МУЗЕЕ

Коньки для крыш, наличники из дерева
И самоваров медная краса...
О Русь, я полюбил твои изделия,
Как вешние поля и небеса.
Любая вещь естественна, как почка!
Любая вещь сработана на ять.
Хочу пройтись по стежке в лапоточках,
Хочу вальком на речке постучать!
Не реквизит сценической потехи,
А продолженье сердца и руки
Все эти самовары и телеги,
Все эти короба и гребешки.
И топорища выгиб лошадиный,
И самовара толстые бока
Неприхотливы и необходимы,
Как челноки для ткацкого станка.
...О Русь, я полюбил твои изделья,
Раскрашенные ложки, горлачи...
Ведь это все как будто бы из детства,
Когда спалось мне сладко на печи!







АНДРЕЙ ЛЯДОВ



В музее

Заботы злободневные развеяв,
нервозность растворяя в тишине,
печальная значительность музеев
нередко душу врачевала мне.
В дни неудач
я, как от непогоды,
скрывался там от шумной маеты.
Я шел,
а надо мною плыли своды,
как намертво сведенные мосты.
Мосты соединяли без натуги
палеолит
и век бетонных плит,
под ними плыли
струги и кольчуги —
и очи шумерийских Аэлит. ..
А воздух ста веков,
густой как битум,
смирял мыслишек суетных скачки,
и вдруг всплывало
над забытым бытом —
еще не стих —
предчувствие строки.
Взмывала мысль,
кружа над кружевами,
кандальной ржавью,
позолотой лат:
«Да, вещи нас всегда переживали,
но только разум вечен и крылат!»
Я уходил,
притихнув, успокоясь,
уверясь в том,
что прав был в основном. . .
Вновь шумный век мой
диктовал мне повесть,
всю в диалогах,
кратких как бином.
И вот я здесь,
где, как в музеях прочих,
шаги и шепот,
свет и тишина,
и смотрят из стеклянных оболочек
иная жизнь,
иные времена...
Но здесь кольчуг с мечами
мы не копим:
пиджак да шляпа, да томов гора,
да — вместо копий —
сотни фотокопий,
да котелок с разливского костра.
Здесь под стеклом,
в глубокой летаргии,
при ярком свете матово лучась,
лежат его часы недорогие,
хранящие навеки скорбный час. . .
Мы ощущаем —
каждый очень лично —
с ним наше неразрывное родство,
и в культ не превращается величье
изображений бронзовых его.
Вещам тысячелетья жить едва ли,
ткань пиджака истлеет за века,
но так, как вещи нас переживали,
переживет их все его строка.
За росчерком,
решительным и тонким,
рука взметнется,
вспыхнет красный бант,
и у прямого провода потомки
прочтут слова
«ЦЕКА» и «ЦЕНТРОБАЛТ».
Проходят люди.
Смотрят углубленно
на старый, торопливой лепки бюст...
И шелестят багряные знамена,
и дымный воздух битв
горяч и густ...
Я ухожу,
тревожный,
чуткий,
гордый,
готовый к песне,
к бою
и труду.
Сквозь суетность,
сквозь прожитые годы —
на площадь Революции иду.








Михаил Журавлев





В МУЗЕЕ

Здесь разговоров нет,
Да и не надо:
Без слов волнует
Летопись времен.
Здесь веет
Героизмом Петрограда
От пулями простреленных
Знамен.
Здесь тишина.
Но в ней грохочут бури,
В ней
Солнце революции горит.
Родной Ильич
Глаза в улыбке щурит
И, как живой,
С живыми говорит.
Его улыбкой
Вся земля согрета,
Его дыханьем —
Родина живет...
Мне кажется,
Что он
Сойдет с портрета
И наши руки
Дружески пожмет...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Яндекс.Метрика