Показаны сообщения с ярлыком Стихи о слове. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Стихи о слове. Показать все сообщения

Стихи о слове

Этот «интонационный словарь» эпохи, пополненный поэзией, так богат, что не самоуверенной дерзостью является мысль О. Сулейменова о творящей, зодческой силе слова:

Любая влага, влитая в кувшин, спешит принять его литую форму,
а слово, проникая в глушь души, ей сообщает собственную форму.
Тьму искажает линиями ночь, увязли в прошлом комони, не кони,
всегда, повсюду — горлом превозмочь границы ужасающих гармоний.
Так, в мир входя, мы изменяем мир, мир — оболочка, мы — его основа.
И мир, рябясь, морщинясь, как эфир, приобретает очертанья слова.
Искрится дым, сгорел последний том, но вечен знак над легким пеплом букв,
над кошмами, над каменной плитой — изогнутый лекалом мысли звук.
(«Очертанья слова»)



Ася Векслер



* * *

Для удачи колдовства
на свой риск и страх
надо новые слова
поселять в стихах.
Но и старые слова,
как скликали рать,
надо, будто есть права,
на подмогу звать.
Обнаружится родство.
Уцелеет нить.
Было б только, для чего
их произносить.




Ирина Моисеева



* * *

Что губит поэзию? —
Слово.
Когда оно к бою готово,
Когда оно слез не проронит,
Когда оно льстит и хоронит.
А что же грозит ей удачей?
То слово,
которое плачет?
И прячется,
в горло забившись,
И скажется разве забывшись,
Задумавшись.
Смолкнет
И взбесит.
А что же ее перевесит?
Да то, что у всех за спиною,—
Последнее слово земное.







Сергей Поликарпов



* * *

Слова,
Идя в наш век издалека,
Ломаются порой
Под ветром встречным,
Но сути, заключенные в них,
Вечны,-
Слова-на век,
А мысли-на века.
Неисточима
Времени река,
Вбирает все в себя
Ее теченье,
Связуя
Все земные поколенья,-
Слова-на век,
А мысли-на века!..





Юрий Разумовский



СЛОВО И СЛОВА

Да, вначале-то было Слово,
А потом уж пошли слова.
Те слова, знать, от корня злого,
Если правда им-трын-трава.
Вот нас ими и научили
Не работать и не творить,
А с трибун по любой причине
Гладко-весело говорить.
Всё могли мы, забыв про душу,
По бумажке чужой прочесть.
Каково было людям слушать
Столько лет и вранье, и лесть?!
Говорили мы про Отечество,
О великих делах, о вечности-
Всё от имени человечества-
Не от имени человечности.
И талдычили поученья,
Будто люди все тупы, глупы:
То по мненью, по порученью,
То от имени всей партгруппы.
Не стыдясь выходили к людям,
Ложь-шпаргалочку теребя,
Ну когда ж говорить мы будем
Не «от имени»-от себя






ЛЮДМИЛА ЯМПОЛЬСКАЯ


И пишется в августе тихо и ясно.
Спокойно, как будто по лесу иду,
И пишется в августе
Просто прекрасно,
С собою и миром в ладу.
Как в самых глубоких и темных
оврагах
До лета продержится лед,
Так в августе только
Оттает бумага
И слов ручеек наберет.
Тех самых, что зиму на дне
пролежали,
Под снегом и звездами
Жили во сне,
Тех самых, которых так многие
ждали,
На счастье явившихся мне.



ЯКОВ ГОРДИН

* * *


И времени провалы голубые,
Как дымчатые пропасти в горах,
Курятся смертью над глаголом «были»,
Над малым словом тучей вьется прах.
Слова судьбы, смертельные глаголы,
Как черных птиц парящие кресты,
Вы — языка железные монголы,
Исчадья наступающих пустынь.
Клевреты времени, сообщники движенья,
Свободные, скользящие везде,—
Какое гордое самоуничиженье
Своей рукой чертить вас на листе.


Дмитрий БОБЫШЕВ


Сонет

Словесность — родина и ваша, и моя.
И в ней заключено достаточно простора,
чтобы открыть в себе все бездны бытия,
все вывихи в судьбе народа-христофора.
Поток вкруг ног бренчал заливисто и споро,
и приняла в себя днепровская струя
Перуна древний всплеск с плеч богобора,
и плач младенчика, и высвист соловья.
Народу своему какой я судия,
но и народ пускай туда не застит взора,
где радужный журавль, где райские края,
где песнь его летит до вечного жилья. . .
А впрочем, мало ли какого вздора
понапророчила нам речь-ворожея!



Спрямленные пути


«Поезд прибывает на вторую путь»
Из громкоговорителя


1

Еще проверите, я верно говорю,
Пусть город наш чугунную зарю
стыдится окунать в пластмассовые лужи!
Когда-нибудь, когда не будет хуже,
мы слово исцелим словесностью от стужи
и ту же путь не пустим к букварю.

2

Любую грамоту читающий с листа
Набоков, он же Сирин, неспроста
сказал про нашу речь — подросток захолустья.
Обидно, да, но есть у нас холуйство,
и кости в языке спрямляются до хруста,
едва свобода освежит уста.

3

Но я хочу ему напротив подчеркнуть,
что у письма есть храмовая суть,
и не в стилистико-медовых ароматах,—
скорей — в полумычаниях громадных,
где исказился честный лик грамматик,
и вся скривилась правильная путь.

4

Хрусталик ока замутненный и хрусталь
родного говора врачует Даль.
В черновики времен! За ним — до Вавилона. ..
В семантику, до семенного лона
и далее, откуда стоном Время Оно
заносится в новейший календарь.

5

И что же? Всё путем! Не мальчики — мужи
впряглись уже в словарные гужи.
Распашем же, распишем лист
ЕДИНЫМ СЛОВОМ.
Сперва — с заглавной, корень всем основам,
а после — с прописной, — и мир
перебелован...
А наша речь отменна, не скажи!



МИХАИЛ РОМАНУШКО


КИРИЛЛИЦА

Жизнь на лицах рисует буквицы,
Зашифровываясь хитро.
А сердца наши перестукиваются:
«Буки. Веди. Глаголь. Добро!»
Да кому они? Вам ли? Мне ли?
Дети, воины, игрецы —
Повзрослели мы? Поумнели?
«Како Есть? Слово Твердо Рцы!»
Горячо в неспокойном мире —
Беспокоятся. Горячатся.
Чью там кровушку пьют поля?
Бьются, бьются о толщу стен —
А сердца — они все о мире:
Все пытаются достучаться:
«Он Покой Наш. Зело, Земля...»
«Иже Людие Мыслете...»
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Яндекс.Метрика