Показаны сообщения с ярлыком Стихи о смерти. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Стихи о смерти. Показать все сообщения

Стихи о смерти.

Есть стихотворение, которое начинается словами: Ты, кто славил тайны страсти в безднах лет, — Славь со мною — смерть несущий вечный свет. И та, которая с такой горькой печалью поведала нам свою любовь, таким задыхающимся голосом припоминала о встречах и разлуках, говорит совсем просто и уверенно, когда почувствовала дыхание смерти:
Я нынче светлая. Я нынче спокойная.





БОРИС ЧЕТВЕРИКОВ



* * *

Когда человек, умирая,
Один оказался на миг,
Он, тьму пустоты озирая,
Вдруг смерти значенье постиг.
Ведь он, как известно, «отходит».,
От жизни отходит. Куда?
Над дверью, на том уже входе,
Нет надписи даже следа.
Он понял: не будет возврата,
Не будет загробных миров,
И смерть — это просто утрата,
Без рая, без адских костров.
Живые жалеют, хлопочут. ..
А он, его облик и почерк,
А он, кто стремился, желал,—
Он полностью быть перестал.
И думать теперь не обязан.
Он — некая часть пустоты.
Отныне ни с чем он не связан.
Он — ноль. Сожжены все мосты.
Вот тело лежит на кровати,
Кончаются руки плечом. . .
Так принято ТАМ называть их.
Позвольте! Но я тут при чем?
Заройте же мясо и кости.
Их выдали мне напрокат.
Не чтите меня на погосте,
Ко мне не придешь уже в гости:
Я — ветер, я — сон, я — закат.
.. .А впрочем, скажу по секрету:
Я жив! приходите к Поэту!
Я честно писал, без перчаток,
Не памятник я, не музей.
Как пальцев берут отпечаток,
Так душу свою отпечатал
Я в книгах своих — для друзей.

Январь, 1981 г.






ГЕННАДИЙ ПАНОВ




НА НОВОДЕВИЧЬЕМ КЛАДБИЩЕ


Неужто смерть по-своему права:
из-под плиты не прорастет трава,
не грянет небо в эхо голосов
под купола безлиственных лесов?

Остановись и сердце приглуши,
пускай оно в молчании пребудет...
Лежат на Новодевичьем в тиши
большие, государственные люди.

Гранитный сон смежил раскрылья век,
и плиты — как гранитные шинели.
Как тихо умирает человек,
как громко в мир кричит из колыбели!

Растут стихов бессмертных тиражи,
и снятся детям сказки в предрассветье...
Как мало отпускается на жизнь!
Как много отдается на бессмертье!






ВЯЧЕСЛАВ КУЗНЕЦОВ


* * *

Время, время,—
суть твоя сурова:
Говорим о памяти,
о долге
души леденишь нам, просквози.
...Вымолвить над гробом друга
тихие и гордые слова.
слово
тяжело.
И не сказать нельзя!
Только все же смерть
сильней, чем память,
И стоим.
И смотрим —
долго-долго.
И невольно никнет голова.
и об этом надо знать, друзья.
Можно вспомнить.
Можно и прославить.
Только воскресить уже —
нельзя...






ФЕЛИКС ЧУЕВ



Отвергая страхи и пророков,
раскрутив Галактику во мгле,
в ореоле поля биотоков
мы, как боги, ходим по земле.
Небо — от рождения и дальше —
для тебя взросленья колыбель.
Каждый, кто хоть чуточку без
фальши, —
окунался в синюю купель.
...Маму схоронили. Мамы нету.
Я впервые в жизни закурил,
на глаза надвинул злое небо
и эмблемой летной окрылил.






ЕВГЕНИЙ СПЕРАНСКИЙ



БЕЗ НАЗВАНИЯ


Я уйду, а все вокруг продлится,
словно здесь и не было меня.
Разве только некоторые лица
«был как будто» скажут про меня.
Дятел будет по утрам садиться
вон на ту березу — без меня...
Без меня конверт ко мне примчится:
индекс тот же, только нет меня.
Дождь пройдет. Убудет дня частица
Снег на землю ляжет — без меня,,.
Для одной лишь мир весь исказится:
будет плакать, скажет: без него
жизни нет... Зачем все это длится?
Пусто все, нет жизни без него...




ВАЛЕРИЙ ПРОХВАТИЛОВ



Memento vitae

Я не знаю, что будет, когда я умру.
Может, вспомню шатер, и тропинку к шатру,
и шелковые тени, теплом налитые,
и татарское слово на русском пиру —
в час, когда я умру.
Я не знаю, что будет, когда я умру.
Может, мать моя выйдет стоять на ветру,
может, крылья с размаху сложив голубые,
чья-то песня рванется к лесному костру —
в час, когда я умру.
Я не знаю, что будет, когда я умру.
Может быть, соловьи закричат поутру,
или с неба звезда упадет золотая,
и слеза на иголке повиснет в бору —
в час, когда я умру.









АСЯ ВЕКСЛЕР

Приемлющий смерть без оглядки —
будь пухом, земля,—
отходит в походной палатке
слуга короля.
Близ ложа смертельного с краю
он зрит свой кумир.
— О сир, я за вас умираю.
Прощайте, мой сир. И взглядом слугу удостоил
и вечностью впредь
король, за которого стоит
в бою умереть.
Не верьте, актеры, не верьте
в коронную роль.
Еще не родился на свете
подобный король.
По мне, так прозванье пустое
и ловчая сеть —
король, за которого стоит
в бою умереть.







ВИКТОР МАКСИМОВ




КРАСНЫЙ АНГЕЛ


Поперек ручья — доска.
Поперек житья — тоска...
Чмокнет пуля на прощанье
в лоб Ивашку-дурака.

Извини, мол, друг Ванек,
в поцелуйчике намек:
пора в дальнюю дорогу
собираться, паренек!..

Начнет Ванька помирать,
пойдет транспорт выбирать,
всевозможны варианты
на ходу перебирать.

Плывут щепки по реке.
Пуля брякает в башке...
А над родиной-Россией
кружит сокол в высоке.

Плюнет Ванька, скажет так:
«До чего трешшить чердак!
То ли жив я, то ли помер —
не смекну, браты, никак...»

Кликнет Ванька сокола:
«От винта!» — и все дела.
Полетит туда, где прежде
его матанечка ждала.

Поперек земли — вражда.
Догорают города.
Вьется ангел убиенный,
во лбу — красная звезда.






Семен Ботвинник



* * *

— До свиданья! — тебе говорю я.—
Прощай! — говорю.
Все случилось внезапно,
совсем и не чуял беды я...
Что тебе подарю я?
Гранит подарю, да зарю,
да прозрачные ночи —
как в давние дни молодые.
Сердцу сделалось тесно,
и все приближается вновь:
приближаются запахи тополя
в послевоенном
вдохновенном году,
что согрел и смешал нашу кровь
и прижал наши тени
к задетым осколками стенам...
Приближаются снова
твои молодые шаги,
снова слышу твой голос,
и ночь ему чутко внимает...
Парапет остывает.
У каменной этой дуги
эстафету любовь
у тебя сквозь года принимает:
множит дерево жизни
свои годовые круги —
и другие встают
возле каменной этой дуги...
Нас все меньше, свидетелей
тех уплывающих дней, —
это трудно потом
из чужого постичь пересказа,..
Все случайностью было,
но эта случайность сильней
разных прописей мудрых,
и воли родных, и приказа.
Стало больше потом
у людей и вещей, и ключей...
Мы расстались. Сквозь годы
любви пронесли окрыленность,
но таких, как тогда,
больше не было белых ночей|
после всех затемнений —
и улиц, и душ просветленность..
Должен я уберечь
эту лучшую строчку в судьбе,
должен я сохранить
эти руки и сумерки эти,
не имею я права
сегодня молчать о тебе,
потому что тебя, мне сказали,
не стало на свете...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Яндекс.Метрика