Показаны сообщения с ярлыком Стихи об истории. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Стихи об истории. Показать все сообщения

Стихи об истории.

ВАДИМ ШЕФНЕР


* * *

Старея, живу в нестареющем мире.
Как встарь, в своих частностях он необъятен.
Что будет со временем в этой квартире,
Вот в этом объеме, вот в этом квадрате?
Истории ход хоть вчерне предсказуем,
Фантасты грядущее предугадали,
Но как подступиться мне к той амбразуре,
Откуда просматриваются детали?
Что будет вот здесь, где пишу эти строки,
Где их перестукиваю на машинке,—
Высотного зданья цементные блоки
Иль просто пространство, где вьются снежинки?






ЭЛИДА ДУБРОВИНА



ЯРОСЛАВНА


Я сегодня тревожная, ласковая...
Дай мне руку, не уходи.
Слышишь — снова, листву прополаскивая,
Шелестят ночные дожди.
Ты погладь мои косы спутанные,
Милой ладою назови...
В черном небе сгорают спутники,
Как сердца на кострах любви.
За священными синими реками
Плачут звонницы на Руси.
Это всем не вернувшимся реквием,
Всем погибшим в расцвете сил.
Память крови — острее в сумерках.
В ней — тоска, ликованье, грусть.
Я ушла от праздных и суетных,
И теперь — только ты и Русь!
Память крови — озноб и бессонница...
Ты прислушайся не дыша:
Через смуту веков мчится конница
От Каяла до Сиваша.
Я склонюсь над тобой, счастливая...
Грянет солнце последнего дня,
Я тебе приведу златогривого,
А себе вороного коня.
Покачнусь, как былинка тонкая,
И погасну тихой звездой.
Ворон, ворон, пошли вороненка
За живой и за мертвой водой!
Пенный Волхов бежит из Ильменя.
Близок бой. Кружит воронье.
Обними меня, положи меня,
Как печать, на сердце твое.




НА БЕРЕГАХ ДОНЦА


Как странно мне у этих берегов
Стоять и слушать вещий шум дубравы,
И думать о делах минувшей славы,
Как жутко мне в могучем забытьи
Воссоздавать трагические даты
И вспоминать моей земли утраты,
И забывать скитания свои.
Такой покой немыслимый кругом...
Скажи, чем ранишь сердце, Украина?
В щемящий, древний путь зовет равнина
За Кременецким сказочным бугром.
Молчи! Стрибог! В шумящих тополях
Неизреченной негой веет воздух...
Но, как река времен, темно и грозно
При свете звезд течет Изюмский шлях.
Оттуда шли предвестники беды,
И наша кровь об этом не забыла!
И чудится — за гривой чернобыла
Крадутся вновь лазутчики Орды.
А знойный ветер пахнет чебрецом,
А там, в садах, прибежище прохлады,
И звезды осыпаются в левады,
Огнем переливаясь над Донцом.
Плывут, плывут над родиной века,
Как думы гусляров, как сновиденья...
Стрел Кончака пронзительное пенье
Уже не слышат степи и река.
Не станов половецких огоньки —
Огни плотин окрестность осветили,
И скорбный плач не слышится с Путивля,
Не кличут князя Игоря полки.
Лишь гул машин и тихий всплеск волны
Послышатся в ночи и стихнут снова...
Но нам родства не позабыть святого.
Так вейте, вейте, ветры старины!
Чтоб вечно помнить славы имена,
Чтоб чудилось, как, плача в поле диком,
О золотое стремя бьется с криком,
Рассыпав косы, светлая жена.







АСЯ ВЕКСЛЕР



* * *

Села рады, грады веселы.
"Слово о полку Игореве"


Досказывая «Слово о полку»,
безвестный автор поместил в строку
отраду, превозмогшую печали.
Придется кстати, вспомним без труда,
как села были рады, города
весельем князя Игоря встречали.
Совсем не так у летописца: князь,
на родину из плена воротясь,
волнения застал. Прости, веселье.
Передохнуть — и то не мог ни дня:
пришлось в Чернигов торопить коня
и помощи просить там на Посемье.
Два разные свидетельства ни в чем
не сходятся, толкуя об одном.
Но пусть хранит история подстрочник,
восьми векам нужней был перевод.
Невысказан, упрек наш отпадет,
хоть правду говорит первоисточник.
Все знал он, автор «Слова о полку»,
и все ж почел за благо — ни гугу,
чтобы князья не бились в одиночку.
А что до правды, — как ни хороша,
явясь не к месту, режет без ножа,
и потому не предварила точку.






ОЛЕГ ТАРУТИН



ПАСТЫРИ

Побивайте пророков каменьями!
Восставайте на них совокупно!
Чтоб в надменном своем исступлении
вас прельстить не успели преступно!
Побивайте пророков каменьями,
не щадя богохульной гордыни!
Пусть грядущие чтят поколения
имена, что растоптаны ныне!
Ваши пастыри — с вами, как исстари,
ни в пустыне не бросят, ни в чаще.
Не пророкам — пути ваши высмотреть
в этом мире, свирепо рычащем!
Нам ли чаянья ваши не ведомы?
А пророк — это вечно: до срока...
Вместе мы оклеветаны-преданы,
как единые звенья порока!
Ну, а истина — ими ли вызнана
в злобе их и клеветах облыжных?
Пусть им памятник будет прижизненный
шевелящийся кучей булыжник!



НА ЛЕКЦИИ

Ах, античные мифы,
лекционный раскрой.
Все Танталы-Сизифы —
нестареющий строй.
Исторический вектор,
знаменитый набор...
Многоопытный лектор
производит обзор.
Поминает Химеру
разномастных свобод
вкупе с Цербером верным
полицейских забот.
Поминает Пандору
в рассужденье раздоров,
и помянут Прокруст
в рассужденье искусств.
Монополий эгида,
и конюшни,
и Гидра,
и дамоклов нейтрон —
поголовный урон...
Все-то в лекции верно.
Все примеры ясны.
Ах ты, время Гомера,
тишь Троянской войны.
Что же грусть меня гложет,
точно ноющий зуб?
...Ах, прокрустова рожа,
ах, сизифов ты труп...



ВОЛХВЫ

Волхвы не боятся могучих владык
до самого крайнего случая,
когда берут волхва за кадык,
за бородищу дремучую
и тянут его от возлюбленных чащ.
«А ну,— говорят,—
повтори-ка!»
...Прости меня, истина!
Ах, не таращь
белки на меня, владыка!
А истина только вздыхает:
«Увы...»
Бедняга,
одним лишь утешена,
что все же владык не боятся волхвы,
покуда не бьют их по плешинам.







Сергей МАРКОВ


СТАНСЫ

Бирон
исчадие ничтожества —
Припал, как волк,
к кровавым ранам,-
Терзать науки и художества
Издревле
свойственно тиранам...
Пусть снова
Соймонов приснится мне
Как он стоял, со смертью споря,
С оледенелыми ресницами
У края каторжного моря.
Он, испытав судьбу опальную,
Отвергнув сердцем укоризну,
В сибирской мгле
рукой кандальною
Благословлял свою отчизну.
Сочтя Эзопа собутыльником
И утешаясь мудрой баснею, Он догорал
морским светильником
В своей деревне под Лопаснею.
О вы, птенцы гнезда Петрова,
Вельможи и чернорабочие,
Ревнители живого слова,—
Татищев, Соймонов и прочие!
Вы жили мыслями едиными,
Высоким преданы заботам,
Блистая славными сединами
В единоборстве с Геродотом.
И вам не находя подобия,
Сокрытый
двухсотлетней далью,
Я ваши ветхие надгробия
Ищу с почтительной печалью.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Яндекс.Метрика