Показаны сообщения с ярлыком Стихи про учителей. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком Стихи про учителей. Показать все сообщения

Стихи про учителей.

ЛАРИСА НИКОЛЬСКАЯ



УЧИТЕЛЬ ПЕНИЯ


Памяти Г. Л. Патрашева

..Помню, в школьном нетопленом зале,
Отстранив посторонние звуки,
Поднимается крышка рояля,
Погружаются в клавиши руки.
Только-только война отгремела,
Где отцы наши были убиты.
Мы театров не знали в то время
В круговерти нелегкого быта.
И в каком-то святом нетерпенье,
Ощутив себя в оперной ложе,
Мы внимали учителю пенья
До ознобных мурашек на коже.
Он водил нас по сказочным странам,
Раскрывая талант человека,
Ликовал победившим Русланом
И покинутым плакал Алеко.
Даже голос его хрипловатый
Становился прекрасным и чистым.
Он казался не бывшим солдатом,
А почти что знакомым артистом!
.. .Замирали мажорные шквалы,
Подарив нам страданье и ласку.
Он вставал от рояля усталый
И взволнованно кланялся классу.
В тесной стайке столпившихся школьниц,
Недокормленных, плохо одетых,
Он блистательных видел поклонниц —
Мы ему благодарны за это.
Он таким был учителем пенья,
Так будил наши детские души,
Словно в музыке видел спасенье
От жестокости, лжи, равнодушья.
И когда, проходя коридором,
Неумелые слышал фокстроты,
Усмехался он бледным таперам
И прощал им фальшивые ноты.






Виктор Того



УЧИТЕЛЬ

Н. А. Екимову

Где-то живет мой старый учитель...
Наверно, все так же, высок и значителен,
над классом, где в солнечных зайчиках
стены,
маячит, взволнованный и вдохновенный.
И слушает класс...
О, внимательность эта!
Так слушают музыку, песню, поэта.
Я многое дал бы, чтоб так же уметь
вот этим — священным — вниманьем владеть...
Ни фразой, ни позой,
ни лестью, ни властью —
сверкающей песней,
сжигающей страстью.
Мой старый учитель проводит урок.
Творец с одержимостью Пигмалиона...
Взирая на солнечный мир удивленно,
мужают мальчишки для дальних дорог.
Мои одногодки ведут корабли
в арктических льдах, на космических трассах.
В цехах и на нивах теперь короли
мужчины — мальчишки из нашего класса.
Мой старый учитель проводит урок.
Притихли за партами шумные дети.
За окнами май. Третья четверть столетья.
Семнадцатилетним — последний звонок.






СВЕТЛАНА МЕКШЕН



Самонадеянности вволю
отмерив щедростью руки,
мы остаемся все ж не более
как чьи-нибудь ученики.
И в каждый день,
как в класс всезнающий,
мы входим часто налегке
с надеждой верной, что пока еще
тебя не вызовут к доске.
За молчаливостью приличной
и не заметим, как вполне
врастает в подлую привычку —
быть от ответа в стороне.
Быть от самих себя в боязни,
от всех поступков, дел и дней —
страшнее не придумать казни,
суда не выдержать страшней.
Учителя!
Вы нас спасите,
добром любви не погубя:
спросите с нас, за все спросите,
спросите как с самих себя.
Чтоб, вскормленные вашей силой,
мы в самый сложный в жизни час
могли б ответить за Россию,
не отводя в бессилье глаз.






НАТАЛИЯ КАРПОВА



СТАРОМУ ЧЕЛОВЕКУ

Старого человека называла учителем,
Чтобы слово «учитель» озвучить и очеловечить,
Хотя был и брюзжащим он, и утомительным,
На бродягу похожим в рваном тулупе овечьем.
В шляпе, забывшей год своего появления,
С тростью и старым портфелем, тянущим вниз.
Как архаизм,— на глазах моего поколения
Весь его облик — до боли живой архаизм.
Старого чудака называла профессором.
Крошкою хлеба был сыт и вином золотым
Римских стихов —
то Катулла читал, то Проперция
И говорил про дороги, ведущие в Рим.
Нет его рядом — мальчишки не давятся со смеху,
Стала беднее реальность, обыденней быт.
Но так и кажется,
вот он — лицом к подлокотнику
В кресле обшарпанном дремлет, а время стоит.






ИГОРЬ МИХАЙЛОВ



СКРОМНЫЙ УЧИТЕЛЬ
ЛИТЕРАТУРЫ


Скромный учитель литературы.
Русский язык. Сочиненья. Диктант.
Сердца отзывчивость. Щедрость натуры.
«Души растить — это тоже талант».
Ладно... Признайся-ка, брови не хмуря,
что там в подтексте? Семья да нужда?
Ранняя стужа, внезапная ль буря
сбили полет твой еще у гнезда?
Были ж они, воспаленные ночи,
образы, рвущиеся напролом,
горы окурков, метелица строчек
над очумело притихшим столом?
Нынче устанет, а завтра — сробеет,
гаснет в душе недовольство собой...
Я ли не знаю, как крылья слабеют,
без толку сложенные за спиной?
Многого за борт не выбросил, видно,
сам за себя в ежедневном бою...
Вот и растишь ты в кружке вундеркинда —
школьную гордость, надежду свою.
Ты не позволишь с пути ему сбиться —
пусть подкует, оседлает мечту...
Может быть, в нем суждено тебе сбыться,
выкричать людям свою немоту?







НОННА СЛЕПАКОВА


ТРИЗНА

За гробом учителя шли до конца,
Пришли с похорон на поминки,
И разом обтаяли наши сердца
И мерзлые наши ботинки.
Давайте, недружные ученики,
Как встарь, почитаем по кругу,
И пусть, как сегодняшней глины комки,
Стихи пристывают друг к другу.
Давно уж не сходимся мы на пиры —
Сошлись на учительской тризне,
И словно забыли, честны и добры,
Карабканье наше по жизни.
Мы падали так, что и встать мудрено,
Ходить научились по кромке...
Но вот мы читаем — сдвигаем в одно
Звенящие наши обломки.
Мы ловим сквозь слезы учительский след
Тетрадь, кацавейка на кресле...
Скончался учитель, учителя нет,
Но мы — хоть на миг, да воскресли.
Пускай ненадолго — мы снова дружны,
Сдвигаем и плечи, и чаши.
Нас горе возносит на гребень волны,
Как счастье последнее наше.





ВАДИМ ХАЛУПОВИЧ


Уходит Учитель, уходит.
С собою эпоху уводит,
в которой он жил и писал.
И добрым бывал, и колючим,
и стольких придирками мучил,
потом оказалось — спасал.
От сглаза спасал и соблазна.
Казалось нам несообразно,
что многим он хмурится вслед. .
Пока мы по норам сидели,
мы вместе его проглядели,
и вот он уходит, как свет.
Уходит он, как улетает.
Стихов его айсберг не тает, —
подводная часть не видна. . .
Болезнь его рвет и кромсает,
и бог в небесах не спасает,
а требует: «Чашу —до дна!»
Он пьет эту горькую чашу
за жизнь беспощадную нашу.
В огне искупает грехи.
Уходит, а мы остаемся.
Не сдался — и мы не сдаемся,
как сосны, трава и стихи
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Яндекс.Метрика